avangard-pressa.ru

Государство и право древнего мира 2 - История

(§ 11). Если хозяин пропавшей вещи не приведет свидетелей, знающих его пропавшую вещь, то он лжец, возводит напраслину; его должно убить.

(§ 12). Если продавец чужой вещи ушел к судьбе[65], то покупатель получает в 5-кратном размере иск, предъявленный в этом судебном деле, из дома продавца.

(§ 13). Если свидетелей этого человека нет поблизости, то судьи назначают ему срок до истечения 6-го месяца. Если на 6-й месяц своих свидетелей он не приведет, то он лжец, должен понести наказание, налагаемое при таком судебном деле[66].

(§ 14). Если человек украдет малолетнего сына человека, то его должно убить.

(§ 15). Если человек выведет за городские ворота раба дворца, или рабыню дворца, или раба мушкенума, или рабыню мушкенума, то его должно убить.

(§ 16). Если человек укроет в своем доме беглого раба или рабыню, принадлежащих дворцу или мушкенуму, и не выведет их на клич глашатая, то этого хозяина дома должно убить.

(§ 17). Если человек поймает в степи беглого раба или рабыню и доставит его господину его, то господин раба должен дать ему 2 сикля[67] серебра.

(§ 18). Если этот раб не назовет своего господина, то должно привести его во дворец, исследовать его дело и возвратить его господину его.

(§ 19). Если он[68] удержит этого раба в своем доме[69], и потом раб будет схвачен в его руках, то этого человека должно убить.

(§ 20). Если раб бежит из рук схватившего его, то этот человек должен поклясться богом господину раба и будет свободным от ответственности.

(§ 21). Если человек сделает пролом в доме, то перед этим проломом его должно убить и зарыть.

(§ 22). Если человек совершит грабеж[70] и будет схвачен, то его должно убить.

(§ 23). Если грабитель не будет схвачен, то ограбленный человек должен клятвенно показать перед богом все пропавшее у него, а община и рабианум[71], на земле и в пределах которых совершен грабеж, должны возместить ему, что у него пропало.

(§ 24). Если при этом загублена жизнь, то община и рабианум должны отвесить 1 мину[72] серебра его людям[73].

(§ 25). Если в доме человека вспыхнет огонь, и человек, пришедший тушить его, обратит свой взор на пожитки хозяина дома и возьмет себе что-нибудь из пожитков хозяина дома, то этого человека должно бросить в этот огонь.

(§ 26). Если редум или баирум, которому приказано выступить в царский поход[74], не пойдет или, наняв наемника, пошлет его взамен себя, то этого редума или баирума должно убить; нанятый им может забрать его дом.

(§ 27). Если редум или баирум будет уведен в плен (?), будучи на царской службе[75], а после него его поле и сад будут отданы другому и тот будет нести его воинскую повинность[76], то если он вернется и достигнет своего поселения, должно возвратить ему его поле и сад, и он будет сам нести свою повинность.

(§ 28). Если редум или баирум будет уведен в плен (?), будучи на царской службе, а его сын может нести повинность, то должно отдать ем[у] поле и сад, и он будет не[ст]и повиннос[ть] своего [о]тца.

(§ 29). Если сын его малолетен и не может нести повинность своего отца, то должно отдать треть поля и сада его матери, и мать его вырастит его.

(§ 30). Если редум или баирум из-за бремени своей повинности бросит свое поле, сад и дом и будет отсутствовать, и после него другой возьмет его поле, сад и дом и будет нести его повинность в течение трех лет, то если он вернется и потребует свое поле, сад и дом, не должно отдавать их ему. Тот, кто взял их и нес его повинность, сам будет нести ее.

(§ 31). Если же он будет отсутствовать только один год и вернется, то должно отдать ему его поле, сад и дом, и он сам будет нести свою повинность.

(§ 32). [Ес]ли редума или баирума, который был уведен в плен (?) во время царского похода, выкупит тамкар[77] и доставит в его поселение, то, если в его доме есть чем выкупиться, он должен выкупить себя сам; если в его доме нечем выкупиться, он должен быть выкуплен в храме своего поселения[78]. Если у храма его поселения нечем выкупить его, то его должен выкупить дворец. Его поле, сад и дом не должно отдавать на его выкуп.

(§ 33). Если декум или лубуттум приобретет «человека исторжения»[79] или на время царского похода примет наемника в качестве замены и пошлет его, то этого декума или лубуттума должно убить.

(§ 34). Если декум или лубуттум возьмет пожитки редума, причинит вред[80] редуму, отдаст редума в наем, предаст редума на суде более сильному или возьмет себе подарок, который дал редуму царь, то этого декума или лубуттума должно убить.

(§ 35). Если человек купит у редума крупный или мелкий скот, который дал редуму царь, то он теряет свое серебро.

(§ 36). Поле, сад и дом редума, баирума или приносящего доход[81] не могут быть отданы за серебро.

(§ 37). Если человек купит поле, сад или дом редума, баирума или приносящего доход, то его табличку должно разбить[82], а также он теряет свое серебро. Поле, сад и дом возвращается их хозяину.

(§ 38). Редум, баирум или приносящий доход не может отписывать из поля, сада или дома, связанных с его повинностью, своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг.

(§ 39). Из поля, сада или дома, которые он купил и приобрел, он может отписывать своей жене или дочери, а также отдавать за свой долг[83].

(§ 40). Надитум (?)[84], тамкар или обязанный другой повинностью[85] могут отдать свое поле, свой сад и свой дом за серебро. Покупатель должен нести повинность, связанную с полем, садом или домом, которые он купил.

(§ 41). Если человек обменяет поле, сад и дом редума, баирума или приносящего доход на свое имущество и сделает приплату, то редум, баирум или приносящий доход может вернуться к своему полю, саду и дому, а также может забрать приплату, которую ему дали.

(§ 42). Если человек арендует поле для обработки и не вырастит на нем хлеба, то его должно изобличить в том, что он не делал необходимой работы в поле, и он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи.

(§ 43). Если он не обработает поля и бросит его, то он должен отдать хозяину поля хлеб, как его соседи, а поле, которое он бросил, должен вспахать (?), взборонить и вернуть хозяину поля.

(§ 44). Если человек арендует на три года целину для поднятия, но, по лености, не возделает поля, то на четвертый год он должен поле вспахать (?), вскопать и взборонить и вернуть поле хозяину поля, а также отмерить ему по 10 курру[86] хлеба за 1 бур[87].

(§ 45). Если человек отдаст свое поле земледельцу[88] за арендную плату и получит арендную плату за свое поле, а потом Адад[89] затопит поле или наводнение унесет жатву, то убыток падает только на земледельца.

(§ 46). Если он не получит арендной платы или отдаст поле исполу или из третьей доли, то находящийся на поле хлеб земледелец и хозяин поля должны делить по условленному соотношению частей (?).

(§ 47). Если земледелец, ввиду того, что он не получил в первый год пользы от своих трудов, скажет: «Я обработаю поле для себя»[90], то хозяин поля должен не противиться этому; поле его должен обрабатывать только этот земледелец, и при жатве он получит хлеб сообразно с договором.

(§ 48). Если человек имеет на себе процентный долг, а Адад затопит его поле, или наводнение унесет жатву, или вследствие засухи в поле не вырастет хлеба, то он может в этом году хлеб сво[ему] за[им]одавцу не возвращать и уничтожить[91] свой документ; также и проценты за этот год он может не отдавать.

(§ 49). Если человек возьмет серебро у тамкара и отдаст тамкару годное для обработки хлебное или кунжутное поле, говоря ему: «Возделай поле, хлеб или кунжут, который вырастет, собери и возьми себе», и если земледелец[92] вырастит на поле хлеб или кунжут, то при жатве выросший на поле хлеб и кунжут должен взять только хозяин поля и должен отдать тамкару хлеб за серебро, взятое им у тамкара, и проценты на него, а также за издержки тамкара по обработке[93].

(§ 50). Если он отдаст в погашение долга уже возделанное [хлебное] поле или возделанное кунжутное поле, то находящийся на поле хлеб или кунжут должен взять только хозяин поля и должен вернуть тамкару серебро и проценты на него.

(§ 51). Если у него нет серебра, чтобы вернуть долг, то он может отдать тамкару [хлеб или] кунжут в цену серебра, а также проценты на него, которое он взял у тамкара, согласно царским установлениям[94].

(§ 52). Если земледелец[95] не вырастит на поле хлеба или кунжута, то это не должно менять его договора[96].

(§ 53). Если человек поленится укрепить плотину своего поля, и вследствие того, что плотина не была укреплена им, в его плотине произойдет прорыв[97], а водой будет затоплена возделанная земля общины, то человек, в плотине которого произошел прорыв, должен возместить хлеб, который он погубил.

(§ 54). Если он не может возместить хлеб, то должно отдать его и его движимое имущество за серебро, и это серебро должны разделить между собой люди возделанной земли общины[98], хлеб которых унесла вода[99].

(§ 55). Если человек, открыв свой арык для орошения, по небрежности допустит, что водой будет затоплено поле его соседей[100], то он должен отмерить хлеб, как у его соседей[101].

(§ 56). Если человек выпустит воду, и водой будет затоплено подготовленное для посева (?) поле его соседа, то он должен отмерить ему по 10 курру хлеба за 1 бур.

(§ 57). Если пастух не договорится с хозяином поля о корме мелкого скота травой и без ведома хозяина поля скормит поле мелкому скоту, то хозяин поля сожнет свое поле[102]; пастух, без ведома хозяина поля скормивший поле мелкому скоту, должен, сверх того[103], отдать хозяину поля по 20 курру хлеба за 1 бур.

(§ 58). Если после того, как мелкий скот поднимется с лугов (?)[104] и все стада (?) будут задержаны в городских воротах[105], пастух пустит мелкий скот на поле и скормит поле мелкому скоту, то пастух должен сторожить поле, которое он скормил скоту, и во время жатвы отмерить хозяину поля по 60 курру хлеба за 1 бур[106].

(§ 59). Если человек срубит в саду человека дерево без ведома хозяина сада, то он должен отвесить 1/2мины серебра.

(§ 60). Если человек даст садоводу[107] поле для насаждения сада, а садовод насадит сад и будет растить сад в течение четырех лет, то на пятый год хозяин сада и садовод делят его между собой поровну; хозяин сада должен выбрать и взять свою долю первым.

(§ 61). Если садовод не окончит насаждение сада на поле и оставит часть невозделанного, то невозделанная часть должна войти в его долю.

(§ 62). Если он не превратит поля, которое ему дано, в сад, то, если это — обработанная земля, садовод должен отмерить хозяину поля арендную плату за годы, в которые она находилась в запустении, как у соседей, а также выполнить работу на поле и возвратить его хозяину поля.

(§ 63). Если это — целина, то он должен выполнить работу на поле и вернуть хозяину поля, а также отмерить за один год по 10 курру хлеба за 1 бур.

(§ 64). Если человек даст сад садоводу для оплодотворения пальм, то садовод, пока он держит[108] сад, должен отдавать две трети из садового дохода хозяину сада, а треть должен брать себе.

(§65). Если садовод не будет оплодотворять сад и уменьшит доход, то садовод [должен отдать] арендную плату за сад, как у соседей.

(§ 66). Если человек возьмет в долг серебро у тамкара, и его тамкар будет настаивать на уплате долга (?), а ему нечем будет отдать, и он отдаст тамкару свой сад после оплодотворения, и скажет: «Все финики, выросшие в саду, забери за твое серебро», то этот тамкар не может соглашаться на это. Выросшие в саду финики должен взять только хозяин сада и удовлетворить тамкара серебром и процентами на него согласно своему документу, а остальные финики, выросшие в саду, должен вз[ять] только хозяин сада.

(§ 67). Если ч[еловек] ст[роит] дом [и] рядом с ним...

(§ 71). Если человек отдаст хлеб, серебро или другое движимое имущество в уплату за связанный с повинностью дом[109], принадлежащий к дому его соседа[110], который он покупает, то он теряет все, что он отдал, дом должен вернуться его [хозяину][111]. Если этот дом не связан с повинностью, то он может купить; за этот дом он может да[ть] хлеб, серебро или другое движимое имущество...

(§ 78). [Если...] живущий в доме человек отда[ст] хозяину [дома] полностью [его] годовую наемную плату, [но] хозяин дома прикаж[ет] жильцу] вый[ти] до истечения [его] срока, то хозяин дома, ра[ди того], что он заставил жильца [выйти] из своего дома до истечения [его] срока, [теряет] серебро, которое да [л ему] жилец...

(§ 88). ...должно вернуть ему, как у его соседей.

(§ 89). Если там[кар отда]ст [хлеб] или серебро в долг под проценты, то на 1 курру [он может взять 100 ка (?) зерна как процент]; если он отдаст в долг под проценты серебро, то на 1 сикль серебра он может взять 1/6сикля и 6 ше как процент[112].

(§ 90). Если человек, который взял долг под проценты, не имеет серебра для возвращения долга, а имеет только хлеб, то, согласно царским установлениям, тамкар должен взять в качестве своего процента из расчета 100 ка на 1 курру только хлебом.

(§ 91). Если тамкар от[кажется (?) и] превысит процент в 100 ка зерна на 1 курру или серебром 1/6сикля и 6 ше на 1 сикль и возьмет его[113], то он теряет, что дал.

(§ 92). Если тамкар даст под проценты хлеб и (или) серебро и затем возьмет только (?) проценты... хлеб и серебро — процентов с него нет...

(§ 93). ...или... на то, сколько взял, не укажет уменьшения (?)[114] суммы долга и не напишет дополнительного документа[115] или прибавит проценты к основной сумме долга[116], то этот тамкар должен возвратить хлеб, сколько он взял в уплату долга вдвойне[117].

(§ 94). Если тамкар даст хлеб или серебро в долг под проценты, и когда будет давать в долг, выдаст [серебро] меньшим [вес]ом или хлеб меньшей меркой, или когда получает, примет серебро [большим вес]ом [или] хлеб [большей меркой], то этот тамкар теряет, что дал.

(§ 95). Если тамкар дает хлеб или серебро [в долг под проценты], в то время как контролер (?)[118] не [присутствует (?)], то он теряет, что дал.

(§ 96). Если человек возьмет у тамкара хлеб или серебро, а не имеет хлеба или серебра для возвращения долга, но имеет только другое движимое имущество, то он может отдать тамкару перед свидетелями, что (?) принесет, — все, что бы ни было в его руках, — и тамкар не должен отказываться, а должен принять...

(§ 98). ...должен быть убит.

(§ 99). Если человек даст человеку серебро в порядке товарищества, то прибыль или убыток, который будет, они должны перед богами разделить поровну.

(§ 100). Если тамкар даст шамаллуму серебра для продажи и покупки и пошлет его в путешествие, а шамаллум в путешествии [...и] будет умножать доверенное ему серебро, то [если там], куда отправится, шамаллум наживет [прибыль], то он должен подать проценты на все серебро, сколько взял, и затем должен сосчитать свои дни[119] и удовлетворить тамкара[120].

(§ 101). Если он не наживет прибыли там, куда направится, то шамаллум должен отдать тамкару взятое серебро вдвойне.

(§ 102). Если тамкар ссудит шамаллума серебром беспроцентно, а тот потерпит убыток там, куда отправится, то он должен вернуть тамкару основную сумму.

(§ 103). Если на пути неприятель отнимет у него все, что он вез, то шамаллум должен поклясться богом и быть свободным от ответственности.

(§ 104). Если тамкар даст шамаллуму хлеб, шерсть, масло или любое другое имущество для продажи, то шамаллум должен подсчитать серебро и вернуть тамкару. Шамаллум должен получить документ с печатью о серебре, которое он отдает тамкару.

(§ 105). Если шамаллум будет небрежен и не возьмет документа с печатью о серебре, которое он отдал тамкару, то серебро, на которое нет документа с печатью, не причисляется к счету.

(§ 106). Если шамаллум возьмет у тамкара серебро и отопрется перед своим тамкаром, то этот тамкар должен изобличить шамаллума перед богом и свидетелями в получении серебра, и шамаллум должен отдать тамкару серебро, которое он взял, в тройном размере.

(§ 107). Если тамкар поручит что-либо шамаллуму, и шамаллум вернет своему тамкару все, что дал ему тамкар, а тамкар отопрется перед ним в получении чего-либо, что дал ему шамаллум, то этот шамаллум должен изобличить тамкара перед богом и свидетелями, и тамкар, за то, что он отпирался перед своим шамаллумом, должен отдать шамаллуму все полученное им в 6-кратном размере.

(§ 108). Если корчемница[121] не принимает хлеб в уплату за сикеру[122], принимает серебро по слишком большой гире, и тарифное количество сикеры уменьшает по отношению к тарифному количеству хлеба[123], то эту корчемницу должно изобличить и бр[оси]ть ее в воду.

(§ 109). Если в доме корчемницы сговариваются преступники и она не схватит[124] этих преступников и не приведет ко дворцу, то эту корчемницу должно убить.

(§ 110). Если надитум[125] или энтум[126], не живущая в обители, откроет корчму[127] или войдет в корчму для питья сикеры, то эту свободную женщину[128] должно сжечь.

(§ 111). Если корчемница отпустит в долг 60 ка[129] своего (?) пива (?), то во время жатвы она должна получить 50 ка хлеба.

(§ 112). Если человек находится в путешествии и отдаст другому человеку серебро, золото, драгоценные камни или другое имеющееся у него движимое имущество и пошлет его для доставки посылки, но этот человек не отдаст того, с чем был послан туда, куда был послан, а заберет, то хозяин посылки должен изобличить его в том, что он не отдал того, что было послано, и этот человек должен отдать хозяину посылки все, что он дал ему, в 5-кратном размере.

(§ 113). Если человек имеет за человеком долг хлебом или серебром и без ведома хозяина хлеба возьмет хлеб из житницы или с гумна, то этого человека должно изобличить во взятии им хлеба из житницы или с гумна без ведома хозяина хлеба, и он должен вернуть весь взятый им хлеб, а также теряет все, данное им в долг.

(§ 114). Если человек не имеет за человеком долга хлебом или серебром, а будет держать его заложника, то за каждого заложника он обязан отвесить 1/3 мины серебра.

(§ 115). Если человек имеет за человеком долг хлебом или серебром и будет держать его заложника, а заложник умрет в доме взявшего в залог по своей судьбе, то это не основание для претензии.

(§ 116). Если заложник умрет в доме взявшего в залог от побоев или от дурного обращения, то хозяин заложника[130] должен изобличить своего тамкара[131]; если взятый в залог — сын человека, то должно убить его[132] сына, если он[133] — раб человека, он[134] должен отвесить 1/3мины серебра, а также теряет все, данное им в долг.

(§ 117). Если человек имеет на себе долг и отдаст за серебро или даст в долговую кабалу свою жену, своего сына или свою дочь, то они должны служить в доме их покупателя или заимодавца три года; на четвертый год должно отпустить их на свободу.

(§ 118). Если он отдаст в долговую кабалу раба или рабыню, то тамкар может передать его или ее дальше, может отдать его или ее за серебро; он или она не может быть требуем (или требуема) назад судебным порядком.

(§ 119). Если человек имеет на себе долг и отдаст за серебро свою рабыню, родившую ему детей, то хозяин рабыни может отвесить серебро, какое отвесил ему тамкар, и выкупить свою рабыню.

(§ 120). Если человек ссыпает свой хлеб на хранение в доме человека, и в хлебной кладовой возникает недостача, или хозяин дома, открыв житницу, возьмет хлеб, или совершенно отопрется, что хлеб ссыпан в его доме, то хозяин хлеба должен клятвенно указать перед богом свой хлеб, и хозяин дома должен отдать хозяину хлеба взятый им хлеб вдвойне.

(§ 121). Если человек ссыпет свой хлеб в доме человека, то он должен отдать в год за каждый курру хлеба 5 ка наемной платы за житницу.

(§ 122). Если человек отдает человеку на хранение серебро, золото или что бы то ни было[135], то он должен предъявить свидетелям все сколько он отдает, заключить договор и может отдавать на хранение.

(§ 123). Если он отдаст на хранение[136] без свидетелей и договора, и там, куда он отдал, станут отпираться перед ним, то это не основание для претензии.

(§ 124). Если человек отдаст человеку на хранение серебро, золото или что бы то ни было перед свидетелями, и тот отопрется перед ним, то этого человека должно изобличить и он должен вернуть все, от чего отпирался, вдвойне[137].

(§ 125). Если человек отдаст что-нибудь свое на хранение, и там, куда он отдаст, либо вследствие пролома, либо вследствие взлома (?)[138] пропадет что-нибудь из принадлежащего ему вместе с чем-либо принадлежащим хозяину дома, то хозяин дома, который был небрежен и дал пропасть чему-либо отданному ему на хранение, должен восполнить и возместить хозяину имущества отданное ему на хранение. Хозяин дома может разыскивать все пропавшее у него и получить со своего вора.

(§ 126). Если [че]ловек, у которого ничего не пропа[ло][139], скажет: «[У меня] пропало нечто» — и опорочит (?) своих соседей[140], то его соседи должны клятвенно уличить его перед богом в том, что у него ничего не пропадало, и он должен отдать своим соседям вдвойне то, на что он претендовал.

(§ 127). Если человек протянет палец[141] против энтум или жены человека и не докажет обвинения[142], то этого человека должно повергнуть перед судьями, а также обрить ему виски[143].

(§ 128). Если человек возьмет жену и не заключит письменного договора[144], то эта женщина — не жена.

(§ 129). Если жена человека будет захвачена лежащей с другим мужчиною, то должно их связать и бросить в воду. Если хозяин жены сохранит жизнь своей жене, то и царь сохранит жизнь своего раба[145].

(§ 130). Если человек изнасилует жену человека, не познавшую мужчину и живущую в доме своего отца[146], и возляжет на ее лоно, а его схватят, то этого человека должно убить; эта женщина остается свободной от ответственности.

(§ 131). Если жену человека опорочит под клятвою ее муж, а лежащей с другим мужчиною она не была захвачена, то она должна произнести клятву богом и может вернуться в свой дом.

(§ 132). Если против жены человека будет протянут палец из-за другого мужчины, а лежащей с другим мужчиной она не была захвачена, то для своего мужа она должна броситься в Реку[147].

(§ 133). Если человек будет уведен в плен и в его доме есть средства для пропитания, то его [жена] должна... [и храни]ть с[вое достояние, а в дом дру]гого [не должна вхо]дить. Е[сл]и эта женщина не будет хранить своего [досто]яния и войдет в дом другого, то эту женщину должно изобличить и бросить в воду.

(§ 134). Если человек будет уведен в плен и в его доме нет средств для пропитания, то его жена может войти в дом другого; эта женщина невиновна.

(§ 135). Если человек будет уведен в плен и в его доме нет средств для пропитания, и поэтому его жена войдет в дом другого и родит детей, а потом ее муж вернется и достигнет своей общины, то эта женщина должна вернуться к своему первому супругу[148]; дети следуют за их отцами.

(§ 136). Если человек бросит свою общину[149] и убежит, и после этого его жена войдет в дом другого, то, если этот человек вернется и захочет взять свою жену, так как он возненавидел свою общину и убежал, жена беглеца не должна возвращаться к своему мужу.

(§ 137). Если человек вознамерится покинуть[150] наложницу[151], родившую ему детей, или бесплодную женщину[152], давшую ему иметь детей, то должно вернуть этой женщине ее приданое[153], а также дать ей отрезок поля, сада и движимого имущества, чтобы она могла вырастить своих детей. Когда она вырастит детей, должно выдать ей из всего данного ее детям долю, подобную доле одного сына-наследника, и затем ее может взять замуж любимый ею муж.

(§ 138). Если человек покидает свою первую супругу, не родившую ему детей, то он должен отдать ей серебро в сумме ее выкупа[154], а также восполнить ей приданое, принесенное ею из дома ее отца, и может покинуть ее.

(§ 139). Если выкупа не было, то он должен дать ей в качестве разводной платы 1 мину серебра.

(§ 140). Если он мушкенум, он должен дать ей 1/3мины серебра.

(§ 141). Если жена человека, которая живет в доме человека, вознамерится уйти и станет поступать расточительно, станет разорять свой дом, позорить своего мужа, то ее должно изобличить, и если ее муж решит покинуть ее, он может покинуть ее; он может в ее путь не давать ей никакой разводной платы. Если ее муж решит не покидать ее, то муж ее может взять замуж другую женщину, а та женщина должна жить в доме своего мужа, как рабыня.

(§ 142). Если жена возненавидит своего мужа и скажет ему: «Не касайся меня», то должно исследовать ее дело среди ее соседей. Если она целомудренна и беспорочна, а ее муж ходит из дома и очень позорит ее, то эта женщина невиновна; она может взять свое приданое и уйти в дом своего отца.

(§ 143). Если она не целомудренна и ходит из дома, разоряет свой дом, позорит своего мужа, то эту женщину должно бросить в воду.

(§ 144). Если человек возьмет замуж бесплодную женщину, эта бесплодная женщина даст своему мужу рабыню и создаст таким образом детей, а этот человек вознамерится взять себе наложницу, то того не должно позволять этому человеку, он не может взять наложницу[155].

(§ 145). Если человек возьмет замуж бесплодную женщину[156], она не даст ему иметь детей и он вознамерится взять себе наложницу, то этот человек может взять себе наложницу и ввести ее в свой дом; эта наложница не должна равняться с бесплодной женой.

(§ 146). Если человек возьмет замуж бесплодную женщину, она даст своему мужу рабыню и та родит детей, а потом эта рабыня станет равнять себя со своею госпожою, то так как она родила детей, ее госпожа не может отдать ее за серебро; она может наложить на нее знак рабства и причислить к остальным рабыням[157].

(§ 147). Если она не родила детей, ее госпожа может отдать ее за серебро.

(§ 148). Если человек возьмет себе жену и ее постигнет проказа (?), а он вознамерится взять себе другую, то он может взять; покидать[158] жену, которую постигла проказа, он не должен; она может жить в доме, который он построит, и он должен содержать ее, пока она жива.

(§ 149). Если эта женщина не согласится жить в доме своего мужа, то он должен восполнить ей приданое, принесенное ею из дома ее отца, и она может уйти.

(§ 150). Если человек подарит своей жене поле, сад, дом и (или?) движимое имущество и выдаст ей документ с печатью[159], то после смерти ее мужа ее дети не могут требовать от нее ничего по суду; мать может отдать то, что будет после нее, своему сыну, которого любит; брату она не должна отдавать.

(§ 151). Если женщина, которая живет в доме человека для того, бы заимодавцы ее мужа не задержали ее, обяжет своего мужа договором и заставит его выдать ей документ относительно этого, то, если этот человек имел на себе долг до взятия замуж этой женщины, его заимодавцы не могут задержать его жену. Также, если эта женщина имела на себе долг до своего вступления в дом мужа, ее заимодавцы не могут задержать ее мужа.

(§ 152). Если у них образуется долг по вступлении этой женщины в дом человека, то они совместно отвечают перед тамкаром.

(§ 153). Если жена человека даст умертвить своего мужа из-за другого мужчины, то эту женщину должно посадить на кол.

(§ 154). Если человек познает свою дочь, то этого человека должно изгнать из общины.

(§ 155). Если человек сосватает невестку своему сыну и его сын познает ее, а потом он сам возляжет на ее лоно и будет схвачен, то этого человека должно связать и бросить его в воду[160].

(§ 156). Если человек сосватает невестку своему сыну, и его сын не познает ее, а он сам возляжет на ее ложе, то он должен отвесить ей 1/2мины серебра и восполнить ей все принесенное ею из дома ее отца, и затем ее может взять замуж любимый ею муж.

(§ 157). Если человек после смерти своего отца[161] возляжет на лоно своей матери, то должно сжечь их обоих.

(§ 158). Если человек после смерти своего отца будет захвачен на лоне своей мачехи (?), родившей детей, то этого человека должно извергнуть из отцовского (?) дома.

(§ 159). Если человек, который принес брачный дар[162] в дом своего тестя, отдал выкуп, обратит свой взор на другую женщину и скажет своему тестю: «Я не возьму твоей дочери», то отец девушки может забрать все, что было принесено ему.

(§ 160). Если человек принесет в дом тестя брачный дар и отдаст выкуп, а затем отец девушки скажет: «Я не отдам тебе моей дочери», то он должен вернуть вдвойне все, что было принесено ему.

(§ 161). Если человек принесет в дом своего тестя брачный дар, отдаст выкуп, а затем его друг оклевещет его, и тесть скажет господину жены: «Ты не возьмешь моей дочери», то он должен вернуть все, что было принесено ему, в двойном размере; а его жену его друг не может взять замуж.

(§ 163). Если человек возьмет себе жену и она не даст ему иметь детей, а затем эта женщина уйдет к судьбе, то, если его тесть вернет ему выкуп, который этот человек принес в дом своего тестя, ее муж не может предъявлять претензии из-за приданого этой женщины — ее приданое принадлежит только дому ее отца.

(§ 164). Если тесть не вернет ему выкупа, то он должен вычесть из ее приданого сколько было ее выкупа и вернуть ее приданое в дом отца ее.

(§ 165). Если человек подарит своему наследнику, приятному в его глазах[163], поле, сад и [или] дом и напишет ему документ с печатью, то, после того, как отец уйдет к судьбе, когда братья станут делиться, он[164] должен взять подарок, данный ему отцом, и, сверх того, они должны разделить между собою достояние отцовского дома поровну[165].