avangard-pressa.ru

Государственное управление России в начале XX века - Политология

К началу XX в. в Российской империи сохранялась система государственного управления, одним из характерных признаков которой была значительная бюрократизация. Первое место среди высших государственных учреждений страны принадлежало Государственному Совету, созданному еще в 1810 г. по инициативе Сперанского. Члены и председатель Совета назначались царем, а по должности в его состав входили министры. До своей реорганизации в 1906 г. Совет являлся высшей законосовещательной инстанцией. Предварительное обсуждение законопроектов, вносившихся по воле царя, происходило в департаментах, которые играли роль подготовительных комиссий. Затем рассмотренные законопроекты поступали на общее собрание Государственного совета. Если Государственный совет не приходил к единому мнению, монарху представлялись различные точки зрения. Решения по ним принимал он единолично, при этом мог встать на точку зрения меньшинства.

К высшим государственным учреждениям относились также Сенат и Синод. Сенат окончательно потерял свое значение высшего органа государственного управления и превратился в орган надзора за законностью действий правительственных лиц и учреждений и высшую кассационную инстанцию по судебным делам.

Непосредственная исполнительная власть принадлежала министерствам (важнейшие - внутренних дел, военное и военно-морское, финансов, иностранных дел, народного просвещения). До 17 октября 1905 г. в России не объединенного правительства, хотя формально существовали Комитет министров (с 1802 г.) и Совет министров (учрежденный и 1857 г.) Если Комитет министров, призванный заниматься совместным обсуждением дел, которые требовали согласования между несколькими ведомствами, иногда собирался, то Совет министров с 1882 по 1905 г. вовсе бездействовал.

В России не существовало должности премьер-министра. Каждый министр докладывал о делах непосредственно императору. Ему также напрямую подчинялись генерал-губернаторы и градоначальники Москвы и Петербурга. Вся эта структура строго соответствовала идеалам самодержавной монархии, но с усложнением задач государственного управления в начале XX столетия стала все давать сбои.

Исполнение воли монарха должно было осуществляться многочисленным чиновничеством. К началу XX в. в стране насчитывалось свыше 430 тыс. чиновников, т. е. один на каждые 3000 человек населения. По тем временам это был самый большой бюрократический аппарат в мире. В образованных слоях общества чиновник являлся объектом насмешек и издевок. Маленькие оклады чиновников, особенно на низких ступенях иерархической лестницы, способствовали взяточничеству и коррупции. Но в целом государственный аппарат был неплохо приспособлен для исполнения своих функций в обычное, спокойное время, хотя являлся малоподвижным, неинициативным и неспособным к быстрому реагированию в критических ситуациях.

Судебное устройство в целом основывалось на судебной реформе 60-х гг. XIX в. В стране функционировал суд присяжных. Для судебных процессов были характерны гласность и состязательность сторон. Однако не было отменено принятое вскоре после убийства террористами императора Александра II «Распоряжение о мерах к охранению государственного порядка и общественного спокойствия и приведении определенных местностей империи всостояние усиленной охраны», по которому виновность того или иного лица, подозреваемого в политических преступлениях, определялась не судом, а субъективным мнением чиновников.

Охраной государственной безопасности занималсяДепартамент полиции.

Традиционно важным государственным институтом в России являлась армия. К началу XX века, численность армии превысила 900 тыс. человек. В стране действовала всеобщая воинская повинность, хотя наряду с ней существовала развитая система льгот и отсрочек от призыва. Льготы распространяла единственных сыновей, старших братьев-кормильцев, учителей и врачей. Неграмотных в армии обучали чтению и письму. Офицерский корпус был высокопрофессионален.

В организации жизни страны значительную роль играло местное самоуправление. Законодательно оно было закреплено в 60-е гг. XIX в. в форме земств. Они избирались представителями крестьян, землевладельцев и горожан («городские обыватели»). В сферу их компетенции входили здравоохранение, дорожное строительство, статистика, агрономия, народное образование и страховое дело. К началу века в земствах происходит усиление дворянства. Над земствами усиливалась бюрократическая опека. Аналогом земств в городах было городское самоуправление, для участия в котором существовал обязательный имущественный ценз. В сельской местности многое определялось «миром», т. е. сельскими сходами, решавшими местные вопросы. «Мир» был следствием существования крестьянской общины.

Система законов, действовавшая в стране, была хорошо отрегулирована, затрагивала массу экономических, социальных и культурных проблем. Квалификация правоведов России оценивалась в мире очень высоко. Однако в правовом регулировании нуждались вопросы рынка, взаимоотношения работодателей и наемных работников, купля-продажа земли.

Верховная власть и государственный аппарат пытались совместить традиционные устои в организации власти с намерениями проведения реформ, конечная цель которых до конца не осознавалась.

Так, 26 февраля 1903 г. в императорском Манифесте говорилось об убежденности «хранить вековые устои российской державы», подавлять «смуту». Также провозглашалось намерение расширять свободу вероисповедания и идти по пути ослабления «сословной неравноправности» крестьян, т. е. большинства населения страны. Таким образом, казалось, что спокойное развитие страны на основе привычного уклада жизни будет продолжаться бесконечно. Подобные ощущения наиболее полно выразил еще в 1897 г, государственный секретарь, впоследствии министр внутренних дел В. К. Плеве: «Россия имеет свою отдельную историю и специальный строй», «имеется полное основание надеяться, что Россия будет избавлена от гнета капитала и буржуазии и борьбы сословий». Исполнительные структуры не были готовы к глубоким рыночным преобразованиям, на пороге которых стояла Россия.

Национальная политика

Многонациональный состав государства служил основой обострения национального вопроса. На окраинах России под влиянием развития капитализма формировались национальная буржуазия и интеллигенция, происходил рост национального самосознания. Это вступало в противоречие с отдельными проявлениями государственной политики в национальном вопросе (попытки русификации, религиозные ограничения и др.). Хищническая эксплуатация окраин, бедность и бесправие живущих там народов вызывали массовую эмиграцию из России и развитие национального движения.

В целом для внутриполитической системы России в начале XX в. было характерно переплетение сословных классовых и национальных противоречий, которое вызывало острую социально-политическую напряженность в стране и послужило причиной революционных взрывов в 1905—1907 и 1917 гг.

К примеру, 1899 г. были ограничены права финского сейма. В 1901 г. правительство расформировало национальные воинские части. Делопроизводство в государственных учреждениях Финляндии переводилось на русский язык. Сейм отказался одобрить эти законы, финские чиновники объявили бойкот их выполнению. В 1903 г. генерал-губернатору Финляндии были переданы чрезвычайные полномочия.

Неспокойно было и на Кавказе. В 1903 г. произошли волнения среди армянского населения. Они были спровоцированы указом о передаче имущества армяно-григорианской церкви в ведение властей, который был воспринят как посягательство на национальные ценности и религиозные традиции.

Национальный гнет испытывало и еврейское население. Черта оседлости сохранялась. Еврейская молодежь, не имея доступа к государственной службе, пополняла ряды революционных организаций, нередко занимала в них руководящие посты (забежать на 1917 год, важнейшие руководящие посты, пример «Московской саги» (Розенблюм)). В стране усилились антиеврейские настроения. Первый крупный еврейский погром произошел в апреле 1903 г. в Кишиневе. Пострадало около пятисот человек, были разгромлены сотни жилых домов и магазинов. Власть ответила вялыми судебными процессами и Указом об открытии для поселения евреев еще около 150 городов и местечек. Предложения об уравнении в правах еврейского населения Николай II отвергал.